Носков Дмитрий Викторович (foxdown) wrote,
Носков Дмитрий Викторович
foxdown

Повторное пришествие "Рыжих рассказов"


У меня тут осталась маленькая пачечка с книгами прославленного писателя, от которого все которых я хочу избавиться. Поскольку в Вологде этими продуктами торгует "Библиомаркет", и их там можно купить за деньги или своровать совершенно бесплатно (спрашивайте в секции "Знаменитые вологодские писатели, прочие антисоциальные элементы и их кастрированные животные"), то совершенно очевидно, что туалеты города заполнены этим чтивом на долгое время. Однако многие регионы нашей страны пухнут от литературного голода и тянут ко мне свои тонкие бледные руки, как бы моля в беззвучной просьбе: песатиль, памаги! И хотя я, как и моя книга, подл, лжив и отвратителен, но не могу не откликнуться на эту мольбу.

Хочу предупредить тех, кто эту книгу ещё не читал, следовательно, не утратил психического здоровья, что в книге всего лишь около 330 страниц, некоторые из которых нечитабельны, потому что иллюстрации. Если вы привыкли читать книги размером в 366 или в 365 страниц, намереваясь протянуть на одной книге целый год, то горькое разочарование ждёт вас и не менее горькая перспектива читать некоторые открывки дважды. Но даже если вы предпочитаете книги в 2-4 листа, то и тут вы будете наказаны! Вот, например, почитайте, что пишет ярый поклонник моего таланта:

"Приветствую Вас, друг мой Персифаль!

Сегодня день такой, что ангелы поют
И девы юные играют на баянах!
Я книгу Вашу получил, но книгу лишь,
А где же наслаждение от книги?
До завтрака (копчёности и сыр,
Вино бургундское и шлюшка Эглантина)
Читал обложку я с усердием изрядным.
До ужина (жаркое и пирог,
Прохладный эль и ноги Бернадетты)
Я бился над "Вступлением" как лев,
Надеясь до ночи осилить эту книгу,
Но ночь пришла (Далиния, Делора,
Летиция, Агата и бифштекс),
И с ужасом я понял, что конца
У этой книги мне не доведётся

Увидеть в жизни этой, даже если
Лишу себя всех мыслимых утех,
Оставив только ветчину и Гемму
,
И посвящу всего себя лишь чтенью
Вот этих вот бесчисленных страниц.
Ответьте мне, мой друг, нельзя ль короче
Описывать свой сумасшедший бред?

Да будет с Вами Бог, моё почтенье,
Викарий Хэйли Джон из графства Кент."


Но истинных поклонников низкокачественной литературы эта книга не только не отпугнёт, а даже наоборот. Многочисленные письма, которые я ворую получаю по почте, полны восторженных отзывов, призывов писать ещё и требований платить алименты и за кварт признаний в искренней любви к моему творчеству. Вот, например, посмотрите что пишет некая Галина Анилагина из Ганы-на-Ниле:

"... В тот день я нечаянно прилегла на пляже, демонстративно выпятив свою естественную элегантность, для которой мой купальник уже лет десять как мал. Пляжные мужчины на это реагируют привычно, я тут давно загораю, но этот новенький бросился бежать прочь, растерял все, что взял с собой для пляжного отдыха. Солнце в наших краях может сыграть дурную шутку с зазевавшимся любителем позагорать, но этот мужчина подготовился основательно. Там был крем для загара, от загара, для бритья, от бритья, лосьон для ног, парик ортодоксальнго еврея, запасные твидовые брюки с потайным карманчиком для скрытного ношения запасного контрабаса, складной пюпитр с подстаканником, уайт-спирит в бутылке из под виски, почти неотличимый от виски (полбутылки выпила, только тогда поняла, что дубом и не пахнет), несколько батончиков лыжной мази "Марафон" ("Сникерс" всё равно лучше), очки в пластиковой оправе (тройной стеклопакет и антимоскитная сетка!) и много чего ещё, о чём я упоминать не буду, так как женская сущность моя очень застенчива, и разговор об этой куче презервативов, силиконовых игрушек и журналов сомнительного содержания, какие обычно можно купить в магазинчике интимных товаров при пляже, мог бы смутить меня, вогнать, так сказать, в краску.

Кроме всего этого мне попалась ваша книга, которую я, обделённая отвратительной прилипчивостью пляжных донжуанов, вынуждена была читать. Сначала мне очень не понравилось, что вы всё время пишите о каких-то раскрепощённых женщинах, обычно рыжих и хохочущих, так как подумала, что вы пытаетесь унизить человеческое достоинство тех женщин, которых горемычная судьба преждевременно сделала рыжими и хохочущими, но после того как туристический катер Думьят-Александрия дважды сделал свой рейс, я поняла, что вы преклоняетесь перед нами, рыжими и хохочущими. Поняв это, я встряхнула своими дерзкими рыжими кудрями и захохотала так, что Фархад, торговец шавермой и кюфтой, закричал и убежал с пляжа.

С этого момента я увидела вашу книгу в новом свете и она мне понравилась. Пожалуйста, приезжайте на наш пляж отдыхать, я знаю как вернуть Фархада. Кстати, среди его вещей я нашла курицу по-каирски, кумлюк, куил, хафляду, пехкичлё и несколько кусочков разбитого тамлядя..."


Конечно, мнение простого читателя мне ценно. Каждый день эти обыкновенные люди, намахавшись кувалдой и ломом, приходят в свои убогие хижины и пишут мне письма, признаваясь в любви и невыплачнных кредитах, а я читаю эти письма, сострадая им под прохладными прикосновениями шёлкового халата и слезясь от благодарности, сигарного дыма и зловония элитных сортов алкоголя. Вот какое проникновенное письмо прислал мне некто Дмитрий Носков из Верхней Пышмы:

"Я знаю, что мнение простого читателя вам ценно, иначе чего стоят все эти ваши писательские халаты, сигары и коньяки, если такой как я, намахавшись кувалдой и ломом так, что руки трясутся, поднося ко рту сигару и коньяк, а полы халата валятся из рук, стоит мне только попытаться вытереть ими рот... Да и рот мой трясётся в бессильной попытке выразить вам своё восхищение тем, как тонко подмечены в вашей книге особенности отношений верхов и низов, поэтому, пиша это письмо, я пользуюсь не ртом (он трясётся), а руками (они только без лома и кувалды трясутся, а так не трясутся, а только машут). В особенности мне понравился ваш рассказ "Как ленивый граф Блюменрот спасовал перед рабочим Гольденблюмом". Экскурс в глубинные причины финансового расслоения современного общества мне был не так интересен, как то, когда Блюменрот удирает по узкой вонючей улочке на окраине Кёльна от справедливого гнева рабочего Гольденблюма, но ни маркграф Ротенгольд, ни баронет Ротенвротен, ни даже эрцгерцог Блюменгольд не отворяют своих дверей своему классово близкому товарищу. Я смеялся как дитя, и мир преобразился в моём восприятии, когда я узнал, что Гольденблюм настиг ленивого графа Блюменрота в раоне Пульхейма и погрозил ему булыжником, вырванным из основания кёльнского собора. Хотя ясно, что вы несколько ограничены в знании немецких фамилий, но символизм сюжета искупает любые огрехи."

Очень приятно читать такие письма, тем более что я сам хохочу, когда рабочий грозит булыжником испуганному богатею, но особенной ценностью для меня являются письма от людей моей профессии, от девушки без комплексов именитых писателей и критиков. Уж если такие люди опускаются до того, чтобы писать признательное письмо своему конкуренту, то значит, что дела их плохи, а мои хороши. Для примера можно привести письмо известнейшего российского писателя, имя которого я не стану называть, но которое у всех на устах. Скажу в подсказку, что он является автором таких прогремевших произведений как "Есть правда между ног", "Тайна зелёного пенопласта" и номинант "Букера" трилогия "Гнев молочных поросят". Вот что он написал:

"Дмитрий, вы молоды, а я стар. Руки мои трясутся, словно я махал кувалдой, глаза мои почти слепы. Я подолгу сижу в уборной и вспоминаю дни, когда я был молод, полон сил. Если бы тогда кто-то мне сказал, что в конце моей жизни появится писатель, чьи книги настолько превзойдут мои, что имя моё померкнет подобно моим глазам (они были лучисты тогда, представьте, женщины ловились на них как на блесну!), тогда бы я не поверил. Но сейчас я прочитал вашу книгу "Рыжие рассказы" и понимаю, что те люди, которые тогда мне этого не сказали, они были правы насчёт вас.
Я дочитываю последнюю строчку... Вот она: "Отпечатано ООО "Вологодская типография", г.Вологда, Пошехонское шоссе..." Капли слёз катятся из полуслепых глаз, нос не в силах удержать капли счастья от вашей книги... Если даже всё моё творчество было зря, то жизнь моя случилась не зря, раз в конце её я познал радость "Рыжих рассказов"
. Это исповедь. Это очищение. Тяжесть снята. Я выхожу из уборной полностью опустошённый силой вашего литературного таланта. Спасибо вам!"

И всё это правда. Младенцы прозревают и орут, старики начинают вещать, полицейские задумчиво чешут животы - мир полнится чудесами, стоит только взять в руки этот великолепный образчик полиграфического искусства. И представьте, что он может стать вашим - эта книга. И мир вокруг вас наполнится удивительными вещами: говорящими полицейскими, орущими стариками и чесоточными младенцами. Не этого ли мы все хотим?

Оставляйте свои заявки тут или на profoxinator@gmail.com, в которых, помимо обычных признаний в любви и требований квартплаты, пишите свой подробный адрес с индексом, иначе книга придёт не к вам, а к человеку, который достоин этого ещё меньше, чем вы. Указывайте кол-во необходимых экземпляров, а то у меня всего 20 штук осталось. Редкое издание, через 100 лет ваши наследники будут наконец-то богаты, учтите.
Tags: книга, рассказ
Subscribe

  • Презентация книги

    9 сентября, ВДНХ, павильон №75, зал А, сектор G, стенд издательства "Икар" №33, вход 150 рублей. В программе намечено развлечение публики,…

  • Источник божественной Дури

    Извещаю бывших читателей этого журнала, что издана моя новая книга. Это превосходное издание, качественное и красивое, которое одним только своим…

  • Последняя запись в этом блоге

    Кто бы сомневался, что каждый из нас не представляет никакого интереса ни для кого. Людям неинтересны люди. Даже когда человека влечёт к человеку…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments