Носков Дмитрий Викторович (foxdown) wrote,
Носков Дмитрий Викторович
foxdown

Редькин угощает друзей

В трудовых коллективах есть такая традиция, когда "обмывается" очередной отпуск. Отпускник покупает напитки, яства и приглашает коллег порадоваться своему отпуску эмоционально и физиологически. У нас это делалось так...

По горькому опыту уже всем было известно, что когда Редькин идёт в отпуск, то либо избегает священной обязанности напоить коллектив, либо угощает его так, что ни ум, ни желудок не получают ничего ценного.

Однажды он пообещал укормить вусмерть мясным блюдом, чем вызвал у малоопытных напрасный всплеск желудочного сока. Когда пришли в гараж (излюбленное место препровождения у любителей непринуждённого отдыха), то обнаружили кастрюлю слипшейся лапши, варёной с кусками свежего сала. Откуда у Редькина сало - никто не знал и никто же не стал и пробовать. Может, охотнику удалось раздобыть труп бешеного енота, или Варнак неожиданно умер от продолжительного голодания, - все предполагали только худшее.

Другой раз он принёс двух чирков, мумифицировавшихся или в духовке или по естественным причинам. Они были несколько крупнее воробьёв, поэтому Редькин в первую же минуту торжества сунул одного из них себе в рот, хрустя то ли ломающимися костями чирка, то ли собственными гнилыми зубами. Второй чирок отдан был ему же, потому что никто не знал ни что это за чирок, ни от чего он умер.

В этот раз Редькин не прятался, а напротив - пришёл в товарищам сам и предложил накормить и напоить изрядно.

- Я так накормлю, что с горшков не встанете! - орал он, что означало высшую степень гарантируемого наслаждения.

Это заявление породило кучу обсуждений, предположений. Всем хотелось не встать с горшка, но хоть в это никто совершенно не верил, а любопытно было посмотреть на то, как слесарь вывернется.

- Вовка, - обратился бригадир к владельцу гаража, - уйди с работы пораньше, купи колбасы, хлеба, газировки и огурцов или помидоров каких. На Редькина надежды нет. И это... спирта у тебя сколько оставалось?

Вовка Сапожников хитро прищурился. Он каждый день ходил в гараж и тот запас спирта, что оставался с прошлой пьянки, почти иссяк.

- А чо? Если не хватит, то магазин рядом.

Редькин всю смену ходил важно, вёл себя заносчиво, бахвалился собственной щедростью и умением угодить дорогим товарищам. В крике слышалось самодовольство и уверенный весёлый задор...

*   *   *

После работы усталые и голодные собрались в гараже.  Сапожников поставил у ворот импровизированный столик, чурбаки для сидения. Варёная колбаса, хлеб и прочее, что необходимо было до поры спрятано, чтобы не обидеть виновника торжества, но самого его видно не было. Видимо, Редькин убежал домой за угощением и что-то задерживался.

Прошёл час, остатки спирта были выпиты. Редькина уже материли, приставляя к его фамилии те или иные эпитеты, и никто не желал ему счастья и удачного отпуска. Вдруг раздался крик и возник он. Его было начали материть в глаза, но оказалось, что Варнак потребовал себя выгулять, и долго не мог сделать свои дела. Оправдание было принято и пьянка началась.

Первым делом Редькин достал полуторалитровую бутылку свежекупленного спирта, в котором знатоки безошибочно распознали технический и изрядно разбавленный. Вторым делом Редькин достал булку хлеба, в которой даже знатоки не могли заподозрить ничего, кроме хлеба. Третьим делом, важничая и оря, он достал уточку.

Уточка было несколько крупнее чирков, гораздо крупнее воробьёв, но Редькин совершенно неожиданно для себя услышал мат в адрес себя и в адрес уточки. Оказалось, что пикантные эпитеты, приставляемые к фамилии "Редькин", так жу удачно приставляются и к "уточке".

Дичь была неощипана, неприготовлена и разве что мертва.

- Так мангал же есть, можно её зажарить! - возмущался Редькин, но двенадцать мужиков обозвали его дураком, достали заготовленные припасы и сели есть и пить.

Сел и Редькин. Почему-то многим показалось, что он имеет на это какое-то право.

Слесарь был живым, подвижным человеком, любящим не только белок, чирков, боярку, но и музыку. Ему доводилось слышать "Битлз", Михаила Круга, но особенно он любил Ричи Блэкмора, композицию которого услышал как-то тут же в гараже. Его охотничий нюх безошибочно различал звук гитары Блэкмора то в песнях группы "Лед Зеппелин", то в композициях "Юрай Хип", то хитах Виктора Зинчука. Он реагировал бурно, начинал кричать и уверять, что Ричи - это самый любимый его музыкант, что если бы Ричи не умер, то он, Редькин, поехал бы даже в Америку, чтобы увидеть своего кумира. Ничто тогда не могло успокоить слесаря, даже то, что Ричи ещё не умер.

Когда сели за стол, то Сапожников включил катушечный магнитофон с записью "Дип Пёрпл". Он делал это всякий раз ,и все смирились с этой его особенностью. Был налит спирт, были приготовлены бутерброды, нарезаны овощи - музыка  служила лишь фоном общего наслаждения. В центре стояла солонка и бутыль технического спирта.

- Да ведь это же Ричи!!! - заорал вдруг Редькин и вскочил в ажитации.

От этого вскока стол перевернулся, бутерброды пали на землю, помидоры полетели к людям, спирт смешался с солью и окурками.

- Б..., ё... Миша, пошёл на х... отсюда к ё...  матери!

Редькина хотели бить, но он шустро схватил свою уточку и бегом убежал в гаражи. Ему кричали напутственные слова.

========

Часть спирта удалось спасти. Его допили и почти никто тогда не ослеп.
Tags: рассказ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments